?

Log in

No account? Create an account
Пишет Читает Календарик Про меня Назад Назад Вперед Вперед
Кто на самом деле придумал автомат Калашникова? - ErIg News
erig
erig
Кто на самом деле придумал автомат Калашникова?
Это вот я пишу

С младенчества (благодаря офицерскому происхождению) я видел кто есть сержант, а кто есть даже просто лейтенант. И предствить себе как какой-то таланливый Калашников что-то там доказывал приемочной комиссии я мог только при условии - его папа - енерал. Много вероятнее, что после первого доказывания его постоянным местом службы стал гарнизонный сартир, а основной обязанностью - гребля гавна лопатой. В этой части текст уважаемого kungurov я сильно разделяю.

С несколько более позднего возраста (после обильной работы в конструкторском бюро, типа руководил отделом и пребывал главным конструктором проекту) я точно могу сказать, что сцена - сержант с чертежами чего-то-там стрелять изобрел - это даже не смешно. Идите на х...уй сержант! А еще ментов вызовут, за изобретение самострелов.

Про историю ниче не скажу, потому как сильно уверен, что в инете правды не найдешь. А разбирание в детской молодости на части StG 44 ()Sturmgewehr 44) яано говорило, что АК и это изделие германского гению вещи очень разные. Да из опыта опщения с ППШ я точно знаю, что магазин от одного без проблем втыкался в другой.


А это я уже кончил писать. Дальше не мое!






Оригинал взят у kungurov в Кто на самом деле придумал автомат Калашникова?


Когда мне было 12 лет, я прочитал книжку про сержанта Калашникова, в которой был доходчивым языком изложен миф о великом советском оружейнике. Будучи в отпуске по ранению, главный герой смастерил в железнодорожных мастерских пистолет-пулемет, который понравился начальству.



Толкового паренька оценили и пристроили в 1942 г. служить на Центральный научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения Главного Артиллерийского управления РККА, где он и начал творить. Сначала сделал ручной пулемет (1943), потом самозарядный карабин (1944). Наконец, в 1945 г. он приступил к разработке автомата под промежуточный патрон, победил в конкурсе в 1947 г. и таким образом стал автором самого знаменитого и массового оружия XX века.





Лет через 20 после прочтения той апологетической книжки у меня возникли кое-какие вопросы. Весьма сомнительно, что один человек без технического образования, пусть даже талантливый, способен обойти не просто именитых конструкторов, а целые конструкторские бюро. Так же, по мере того, как мое знакомство с оружием становилось более широким, чем это предусмотрено армейским КМБ, меня озадачило: что же, собственно, изобрел сам Калашников? Ведь абсолютно все механизмы и узлы АК не являются уникальными, все это уже было реализовано раньше другими конструкторами. Единственное, что действительно было новым в автомате Калашникова  – конструкция переводчика режимов огня, совмещенного с предохранителем, но механизм этот был настолько нефункциональным, что в тоге от него отказались даже на последней модели АК. Правда, новым это было только для отечественного оружия, а вот на полуавтоматической винтовке Браунинга Remington 8 такая деталь появилась еще в 1906 г.

Способ крепления приклада и принцип запирания поворотом затвора на боевые упоры был заимствован у знаменитого штурмового ружья Шмайсера - первого серийного образца нового класса стрелкового оружия - штурмовой винтовки под промежуточный патрон. Впрочем, в распоряжении Калашникова был и американский карабин М-1, где была реализована та же затворная схема. Вынос вверх затворной группы с большими зазорами, а также обеспечение контактного взаимодействия движущихся частей через малые площади были заимствованы Калашниковым у автомата Судаева. Конструкция затворной рамы с жестко присоединенным газовым поршнем, общая компоновка ствольной коробки и размещение возвратной пружины с направляющей, выступ которой использовался для запирания крышки ствольной коробки, были скопированы у опытного автомата Булкина, который конкурировал с Калашниковым в конкурсе в 1947 г. Ударно-спусковой механизм и затвор  скопипащены с американской винтовки М1.

Всего пара часов юзания Гугла – и реальная история легендарного калаша у меня перед глазами. Делюсь своими выводами. Вообще, если кто-то думает, что конкурсы по выбору оружия – это что-то вроде спортивных состязаний, где побеждает сильнейший, тот глубоко заблуждается. Вот, например, в 2013 г., когда шел конкурс на автомат для комплекта экипировки «Ратник», ижевский АК-12 вообще сняли с конкурса, потому что он изначально не соответствовал заявленным требованиям минобороны. Ковровский А-545 показал неоспоримо лучшие результаты. Однако в итоге на вооружение был принят именно АК-12. Почему? Да потому что ижевский завод перешел под крышу госкорпорации «Ростех». Госзаказ – это деньги. Что с того, что А-545 лучше? Под кем завод им Дегтярева, есть ли у него крыша в Кремле? А вот у «Ижмаша» - есть.

В советское время конкурсы были примерно такие же. У кого больше связей, влияния – тот и проталкивает свои образцы вооружения. И еще очень многое зависело от случая. Вот, например, лучшая автоматическая винтовка Симонова АВС-36 была снята с производства в пользу очень сырой самозарядной винтовки Токарева СВТ-38. Почему? Да просто потому, что у симоновской винтовки в ходе испытаний случались частые поломки, в частности ломался боек. Но ломался-то он не потому, что конструкция плохая, а потому, что сталь закаливали на заводе «на глазок». Но, к сожалению, принимают на вооружение винтовку генералы, а пользуются ею солдаты. В войсках СВТ не прижилась, уже в 1942 г. ее производство было значительно сокращено, а в 1945 г. ее вообще сняли с вооружения, даже раньше, чем винтовку Мосина.

После того, как в СССР пришли к выводу о высокой эффективности промежуточного патрона благодаря появлению на фронте первых немецких штурмгеверов (StG-44) и изучению американской М-1, была начата разработка аналогичного советского патрона. Промежуточным его называли именно потому, что он находился как бы в промежутке между пистолетным и винтовочным патронами, то есть был значительно мощнее пистолетного и слабее винтовочного. Автомат под него проектировал блестящий советский конструктор Алексей Судаев.



Все знают знаменитый пистолет-пулемет Шпагина ППШ-41, однако о его недостатках теперь уже мало кто вспоминает. Например о том, что диски к автомату приходилось подгонять на заводе вручную, и магазин от одного ППШ к другому просто не подходил. В конце концов от неудобных, капризных и ненадежных дисковых магазинов отказались в пользу унифицированных секторных, но проблема слишком высокой скорострельности ППШ или его большого веса так и не была решена.



А вот пистолет-пулемет Судаева распиарен гораздо меньше, хотя это был настоящий шедевр – компактнее ППШ, легче его на 2,5 килограмма(!!!), требовал при изготовлении в два раза меньше металла и в три раза меньше трудозатрат. После войны о ППШ забыли, а вот ППС производился вплоть до 80-х годов в разных странах мира, а используется он и поныне, в том числе на Донбассе обеими сторонами конфликта.

В общем, мало кто сомневался, что автомат под новый патрон будет создан именно Судаевым, чей проект АС-44 победил в конкурсе НКО, хотя и не достиг еще требований, предъявленных заказчиком. АС-44 был выпущен малой партией и уже отправлен на войсковые испытания. Но Алексей Иванович умер в 1946 г. в возрасте 34 лет, не успев довести свою конструкцию до ума. В 1945 г. был объявлен новый конкурс, в котором поучаствовал Калашников.

Он все так же служит на Научно-исследовательском полигоне стрелкового и минометного вооружения ГАУ (НИПСМВО ) в подразделении инженер-майора Лютого. Калашников конструирует свой первый автомат (условно назовем его АК-46). Образец испытывает старший лейтенант Пчелинцев, и делает вывод, что «система несовершенна и доработке не подлежит». Инженер-испытатель Пчелинцев был абсолютно прав, Калашников представил на испытания хлам. И вот тут начинают происходить странности.

Михаил Тимофеевич обращается за помощью к своему начальнику Лютому и тот фактически фальсифицирует акт испытаний, рекомендуя автомат к доработке. Но по словам самого Василия Федоровича он, опытный инженер, понимал, что конструкцию придется разрабатывать заново. И лично внес в конструкцию 18 конструктивных изменений. То есть фактически предложил свою концепцию. Так же известно, что над новым автоматом работал еще один друг Лютого, некий инженер-майор Владимир Дейкин. Именно этот образец и был представлен на конкурсе в конце 1946 г. наряду с автоматами конструкторов Булкина и Дементьева. Однако АК-46 проиграл и должен был выбыть из конкурса.

Но, как пишут биографы Калашникова, молодому конструктору удалось добиться отмены этого решения. Ага, представьте себе сержанта без технического образования который вот так запросто убедил генералов не снимать с конкурса негодный и бесперспективный по мнению экспертов образец. Бред! На самом деле лоббировали «проект Калашникова» влиятельные офицеры НИПСМВО, которые, собственно, его и испытывали. Продвигали «своего». Снова волшебным образом заключение комиссии меняется. Лютый, пользуясь своим положением, командировал Калашникова на ковровский завод и написал рекомендательное письмо, прося содействия молодому «самородку» Калашникову. Могло ли руководство завода отказать в просьбе? Пожалуй, нет, ведь Лютый был непоследним человеком в НИПСМВО, где решалась судьба в том числе и ковровских изделий. И потому работу над АК-46 продолжилась под руководством опытнейшего конструктора завода Зайцева.

Впрочем, Зайцев, сразу понял, что «дорабатывать» образец бессмысленно и коллектив под его руководством осуществил  глубокую переработку конструкции, внеся более 400 (!!!!) изменений, которые практически ничего не оставили от протитипа. Спрашивается, что плохого в таком доведении конструкции? Дело в том, что по условиям конкурса авторы имели право вносить в свои образцы незначительные изменения. Между тем конструкция Калашникова подверглась полному перепроектированию. Причем изменения были внесены, скажем так, не в лучшую сторону. Например, длина ствола автомата была уменьшена до 350 мм при том, что требованиями была заявлена длина ствола в 400 мм. Почему? Исключительно для того, чтобы сохранить размеры прототипа, ведь конструктивные изменения вносить запрещалось условиями конкурса. В дальнейшем длина ствола была увеличена до 414 мм.

Однако такое «обрезание» крайне негативно сказалось на кучности стрельбы – патрон не был рассчитан под короткий ствол. Дело усугублялось еще крайне неудачной компоновкой, при которой импульс отдачи направлен выше затыльника приклада, что подбрасывало оружие при выстреле. Довершал печальную картину повышенный импульс воздействия газового поршня  на подвижные детали, которые для повышения их живучести пришлось делать излишне массивными. Совсем уж уебищно смотрелись на АК-46 шесть дырочек на стволе (!!!), через которые часть энергии пороховых газов  бесполезно выбрасывалась в атмосферу с целью снижения импульса на газовый поршень. Но лоббистам проекта было пофиг на это, для них главное было – продолжить участие в конкурсе, а доведение до ума ущербной конструкции в случае принятия на вооружение – не их головная боль.

Зачем Лютому потребовалось возиться с безнадежным проектом Калашникова, если он и сам был толковым конструктором, имевшим под своим началом коллектив опытных инженеров? Причина в том, что при участии Лютого в Коломне на упомянутом полигоне проводились испытания всех конкурсных образцов, и потому он не мог быть одновременно и судьей и участником соревнований. Но он имел возможность детальнейшим образом ознакомиться с конкурсными образцами, представленными другими авторами. В общем, если называть вещи своими именами, он просто спиздил у них все лучшее и между первым и вторым турами конкурса коллективом авторов был разработан новый автомат, который и был представлен комиссии ПОД ВИДОМ автомата Калашникова. Единственное, что сдерживало конструкторов – необходимость внешнего сходства с прототипом, чтоб скрыть внесение изменений в конструкцию – вот почему им пришлось так жестоко обкарнать ствол, что ухудшило баллистику оружия.

Один из членов конкурсной комиссии, увидев, что АК-46 был глубоко переработан, возмутился и потребовал снять его с конкурса за грубые нарушения условий, но ему заткнули рот, ведь решающее слово было за коломенскими испытателями, которые «не заметили», что в туре участвует совсем другой автомат. Но АК-46 снова проиграл, причем обоим своим конкурентам – автомату Булкина и Дементьева. Спасло проект то, что ни один из конкурсных образцов не дотянул до уровня всех тактико-технических требований, сформулированных заказчиком.

Автомат Булкина был единственным из трех, кто смог продемонстрировать кучность на уровне требований ГАУ (к слову, АС-44 покойного Судаева превосходил по кучности все три конкурсных образца). По эргономике он так же превосходил АК-46, имел складной рамочный приклад, который появится у АК только через 30 лет. Возможно, решение о двух флажковых переключателях – режимов огня и предохранителе было спорным, но  согласитесь, усовершенствовать механизм было возможно (кстати, у первого АК-46 конструкции Лютого система была такой же, см. фото под заговоком). Но, как и в упомянутой выше истории с винтовкой Симонова, Булкаина подвело некачественное изготовление ряда узлов, которые быстро изнашивались.



Не смотря на то, что вины конструктора в том не было, конкурсная комиссия использовала эту зацепку и приняла субъективное решение, рекомендовав к войсковым испытаниям автомат Калашникова, как наиболее надежный. Что касается его низкой кучности, то эксперты пришли к выводу, что эту проблему удастся решить когда-нибудь потом, сейчас, дескать, не до того. В дальнейшем после ряда существенных доработок автомат Калашникова был принят на вооружение в 1949 г. (условно назовем эту модель АК-47 по году «победы» в конкурсе)

А теперь попробуем ответить на вопрос: какое отношение сержант Калашников имел к автомату имени себя? Да почти никакого! Собственно автомат Калашникова был похоронен в 1946 г. старшим лейтенантом Пчелинцевым, а на первый тур конкурса был представлен фактически автомат Лютого, которому Калашников был нужен лишь как ширма. Этот проект провалился, однако Лютый, пользуясь своим служебным положением, добился права «доработки» образца. Однако дорабатывать его было бессмысленно, и проект был полностью переработан конструкторским коллективом Зайцева в Коврове. Калашников выступил разве что в роли курьера, перевозившего изделие из Коломны в Ковров и обратно. Во втором туре конкурса участвовал уже автомат Зайцева.

Но сделать из говна конфетку не удалось, даже не смотря на то, что Лютый спиздил все секреты конкурентов АК-46 и скрыл факт грубого нарушения конкурсных условий. И тогда конкурсная комиссия, пользуясь формальным поводом, отвергла лучшую по всем характеристикам конструкцию Булкина в пользу конструкции Калашникова, к которой, по правде говоря, сам Михаил Тимофеевич, не умевший даже чертить и читать чертежи, уже никакого отношения не имел. Но для того и нужен был этот сержант! Ведь с именитым оружейником такой фокус провернуть было невозможно, он бы просто не позволил использовать себя в качестве подставного дурачка. Чтобы наступила полная ясность, достаточно упомяинуть лишь то, что руководителем испытаний был… инженер-майор Лютый.

Тут бы и сказочке конец, но то, что произошло дальше – это вообще какой-то лютый, бессмысленный в своей беспощадности пиздец.  (Продолжение следует)

Написать